Log in

Testimonial Documented By: Avigdor Frenklakh

Project Co-ordinator: Nellie Khoroshina

Cover Art & Design: Sarah Scharf

Edited in Russian by: Alex Borin

Proof-reader: Shelley Dukes

Translated into English by: Sarah Bendetsky

My Journey from Tiraspol to Melbourne

The True story of Matvei Koushnitski

Every ANZAC Day, my two Melbourne-born grandsons Brien and Gerard, walk with me in the parade remembering those who fought and died in the different wars. Today they asked me why it is so important for us to participate in this long walk to the Shrine of Remembrance when my body is frail and the weather is inclement. This question triggered an emotional conversation about my family and my experiences.

My last name is Kouchnitski. Your great-great-grandfather’s name was David and his wife was Tzipa, Tziporah, Jewish names. They were born in the Ukrainian town of Novoukrainka.

I was born in 1925, the third of four children, two boys and two girls. Before the war, our family lived in Tiraspol, Moldova. I attended a Jewish school until 1937 when all Jewish schools were closed down due to the Russian occupation, so from Grade 6 I attended a Russian public school. It wasn’t easy for me as I spoke very little Russian. Once I got my school test back from the teacher and my entire notebook was covered in red markings. Oh well ...

On 22 June 1941 we were woken up by the drone of bomber planes heading towards us from Romania. Later, we heard the formal announcement on the radio about the beginning of the war. I was 16 and scared like everyone else.
My parents made a decision to evacuate and at the end of June, we walked all the way from Tiraspol by foot to the Razdelnaya railway station.

We travelled in a roofless wagon. The train stopped frequently as the planes bombed us and we rushed outside to hide behind bushes and trees.

Luckily, we arrived safely in Stalingrad in September and were transferred to another roofless train wagon to Kirgizia. But the weather wasn’t mild anymore; it was getting colder each day.
Back then, everyone felt strongly about defending our motherland and defeating the enemy in their own territory. We were patriotic and enthusiastic about our future victory. When I turned 18, it was compulsory to join the army. I joined a sniper school where I studied until August 1944.
Then I was sent to the West Romanian border and joined a mortar battery brigade. Our goal was to set up mortars in a small village and attack the enemy.

Once, my friend and I dug a small trench between two sheds where we could hide during rocket attacks. That very minute, a bombardment started and a bomb hit the nearby shed ricocheting towards me. I fell. My face was covered in blood. I crawled my way to the medical battalion. I was transported to a hospital in the Yugoslavian town of Subotica together with many other wounded soldiers. In March 1945 after being released from hospital, I was commissioned to the trophy brigades.

I remember one incident when we were preparing the cattle for our division and meeting a group returning home from labour and concentration camps, travelling in carriages, holding flags and speaking various languages. Suddenly, a five-year-old boy fell under the wheels of a carriage. We took him to a hospital which was very far away. We had to make our way through a deep forest, but our priority was to save the boy’s life. Too many boys had perished in this war already. His family was so overjoyed that they could not stop hugging us.

Then we were transported to liberate Czechoslovakia. One battle followed another. By the time we reached Bratislava, the war was over. People were shooting guns into the air and screaming with joy.

Next I was assigned to the construction regiment where I guarded ammunition and army supplies. Due to my injuries, I was released from my duties and was demobilised in November 1945.

I joined the army in the town of Kushka, not far away from Afghanistan. Back then, we were given old, shaggy uniforms and no shoes. When we reached Tashkent, we were told to go to the bathhouse and each of us got a new British uniform and shoes. I also remember guarding American engines and cars such as Studebakers. The Allies’ supplies of ammunition, transport, food and clothing were a big help to us.
In 1993-94, a group of Russian veterans was formally accepted into the Australian and New Zealand Army Corps Veterans Association. We are treated with respect and receive a War Veteran’s pension.

Since both the Australian and Russian veterans fought against Japan and Nazi Germany during WWII, we do have things in common. Each ANZAC Day we join the commemoration together with other Russian-speaking veterans in Melbourne. This year, we received an Australian medal at a special celebration to commemorate the 70th anniversary of WWII. We shared a wonderful meal with other Australian veterans in a marquee and plenty of photos were taken, including this one with an Australian officer. It was very touching.

It gives me great pleasure to be a part of this Anzac Day commemoration, the day when Australia remembers its losses. We also experienced terrible tragedies during World War II.

My brother David Borisovich Kouchnitski died in action. Each year on this day, I think about him and pay my tribute.

May we never have to experience wars again and may our children, grandchildren and great-grandchildren remember the true story of the war as told by its witnesses.

Lest we forget.

Testimonial Documented By: Avigdor Frenklakh
Matvei 60 for service to Australia

МОЙ ПУТЬ ОТ ТИРАСПОЛЯ ДО МЕЛЬБУРНА

Рассказ Матвея Кушницкого

Каждый год в ANZAC Daу два моих внука, родившиеся в Мельбурне, сопровождают меня на параде в память тех, кто сражался и погиб в разных войнах. Но сегодня они впервые спросили почему так важно для меня пройти пешком по улице Сант Килда к Мемориалу памяти погибших воинов (Shrine of Remembrance). Я понял, что пришло время рассказать молодым людям о тяжелейшем периоде моей жизни и началась волнующая исповедь о моем участии в этой страшной войне.

- Наша фамилия Кушницкие. Вашего пра-пра-дедушку звали Давид, а жену Ципа или Ципора – это еврейские имена. Родились они в городке Новоукраинка, в Украине. У моих родителей было четверо детей – два мальчика и две девочки. Я родился в 1925 году и был третьим ребенком. До войны мы жили в Тирасполе, в Молдавии. Я учился в еврейской школе, но в 1937 году, когда Молдавия была присоединена к Советскому Союзу все еврейские школы закрыли и с 6-го класса мне пришлось учиться в русской школе. Было трудно, потому что по-русски я говорил плохо. Тетради с контрольными, которые мне возвращал учитель, пестрели поправками за ошибки. Такие вот дела...

- Дедушка, где ты был когда началась война?

- 22 июня 1941 года нас разбудили взрывы бомб и гул самолетов, летевших со стороны Румынии. Позже по радио сообщили, что началась война. Никто этого не ожидал, мне было 16 лет и я, как и все взрослые, был напуган. Родители решили эвакуироваться и в конце июня мы пешком ушли из Тирасполя до ближайшей железнодорожной станции Раздельная. Ехали мы на открытой платформе, а когда появлялись вражеские самолеты поезд останавливался и мы прятались в ближайших кустарниках. Нам повезло, в сентябре мы добрались до Сталинграда, а оттуда на таких же платформах доехали до Киргизии. С каждым днем становилось холоднее и мы очень мерзли. До сегодняшнего дня не могу забыть ужас холода и голода тех дней.

- А как ты, дедушка, попал в Красную армию?

- В то время каждый был готов защищать Родину и победить врага на его собственной земле. Мы были патриоты и верили в скорую победу над фашистской Германией. В 18 лет меня призвали в армию, я закончил школу снайперов и в августе 1944-го меня направили в роту минометных батарей на западной границе Румынии. Наши минометы обстреливали врага, помогая наступающим войскам. Случились так, что мы с товарищем во время бомбардировки укрылись в траншее, но снаряд взорвался так близко, что осколками я был тяжело ранен в лицо и вместе с другими ранеными был переправлен в югославский город Суботица. Выписали меня из госпитали в марте 1945-го и я попал в трофейную бригаду.

Помнится такой эпизод... Мы собирали скот для нашей дивизии, когда повстречали разноязычную группу бывших узников концентрационных и трудовых лагерей, возвращавшихся домой в телегах, украшенных флагами. Неожиданно 5-летний мальчонка попал под колесо и мы предложили взять его с собой, хотя до ближайшего госпиталя было очень далеко. Пришлось долго и с трудом пробираться через глухие заросли, но жизнь этого мальчика была нам очень дорога. Сколько таких детей погибли в той войне! Его родные были вне себя от радости и чуть не задушили нас в объятиях! Потом мы освобождали Чехословакию, битвы шли одна за другой и когда освободили Братиславу мы узнали, что война закончилась. Ликование, крики радости, стрельба в воздух были повсюду. В ноябре 1945-го я был демобилизован.
- Из учебника истории мы знаем, что вам очень помогали союзники. Что ты знаешь об этом и в чем эта помощь заключалась?

- В армию я попал в Кушке, недалеко от границы с Афганистаном, где нас одели в старую поношенную форму, даже обуви не было. После окончания школы снайперов уже в Ташкенте каждый получил новенькую британскую форму и обувь. Помню и американские автомобили “Студебекеры”. Союзники поставляли вооружение, транспорт, продукты питания и теплую одежду, что очень нам помогло.

- Скажи, дедушка, к ветеранам войны в Австралии относятся хорошо? Как австралийские ветераны относятся к ветеранам из России?

- В 1993-94-м мы были официально приняты в Ассоциацию ветеранов армии Австралии и Нов.Зеландии. Нас уважают, мы получаем пенсию ветеранов войны. Во время войны австралийские и российские солдаты сражались против Японии и нацистской Германии и у нас много общего. Русско-говорящие ветераны в Мельбурне отмечают каждый ANZAC Day. В этом году нас торжественно наградили австралийской медалью в память 70-й годовщины окончания 2-й Мировой войны, организовали прекрасное угощение, мы много вспоминали, фотографировались и были тронуты до глубины души.

ANZAC Day – день, когда Австралия отдает дань уважения памяти погибших. Мой брат Давид Борисович Кушницкий погиб на фронте, каждый год в этот день я отдаю дань уважения и его памяти. Пусть никогда не повторятся ужасы войны, а мои дети, внуки и правнуки не забывают правду о войне, рассказанную ее участниками.

НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ!

Перевод с английского Александра Борина
Powered by Wild Apricot Membership Software