Log in

Testimonial Documented By: Steven Shamrak

Project Co-ordinator: Nellie Khoroshina

Cover Art & Design: Sarah Scharf

Photography By: Alex Vasserman

Proof-reader: Shelley Dukes

Translated into English by: Steven Shamrak

My name is Michael Belkin. I was born on 23rd of February 1918 in a village called Novopoltavka in the Nikolayev region. It was a Soviet collective farm, mainly Jewish members, in the south of Ukraine.

My father was a farmer and a bookkeeper at a milk factory. He died young, at 48, leaving my mother with six children. I had experienced hunger and cold during my childhood.

I was conscripted into the Red Army in 1937. At first, I was sent to a sergeant school. After graduation, as a good student, I was sent to an officer school in the city of Voronezh.

When the war between Soviet Union and Finland began in 1939, I was serving as a Lieutenant in the 104 artillery regiment.

I have to admit that Finland was well prepared for this war. It was difficult to take their positions. Our shells bounced off those pillboxes like footballs. I visited one of their pillboxes. It was well-made of good concrete, connected to underground bunkers – like a town! They could stay there for many years with their food and water supply.

When the war ended, I was promoted to Second Lieutenant. I was lucky - I was given leave and had an opportunity to see my family before the next war!

When Germany attacked the Soviet Union I was sent to the front in the 41 artillery regiment of 96 division. At first, I served as second in command of a military unit and soon became unit commander.

The Germans were advancing fast, easily destroying our tanks. On the sixth day of the war, I met my brother by accident. He served in another unit. I tried to save him and invited him to join my unit. He said “I can’t. If I leave, I shall be court-martialled and killed by our own”. Later, I was told that he was wounded and had been shot by the Germans. But, fortunately, he survived and I found him after the war!

To be truthful, the Red Army was not ready or prepared for this war! We thought that we were going to advance and fight on enemy territory. All of our defence lines, planes, tanks and supplies were placed close to the Western border of the USSR. During the first few days, the Germans had destroyed and taken them all.

We were retreating, mainly on foot. We had guns, but no shells; rifles had no bullets. Reinforcements were sent to us – just school-boys! I personally received 46 of them. They had no military training and no weapons. They were told “you will take weapons from dead Germans”. They couldn’t get any, as we were retreating!

Once, a bomb landed next to a horse carriage I was on. One guy lost a hand, a friend of mine had his belly cut open. There were no medics around. I used a needle and a thread to sew him up. I have no idea if he survived or not. I did not see Germans walking. They were advancing on trucks, cars and motorbikes! We walked in mud or rode on horse-drawn carriages and had little to eat.
Soon, SMERSH – the secret police military units - were attached to the regular army units. They killed too many of our own - those who were retreating or not advancing fast enough!

After receiving reinforcements and some personnel rearrangements, I was appointed as a commander of a punishment battalion at the South-Western front. It was formed mainly from criminals and solders, serving in it as punishment. The German army was still advancing fast and we were left behind enemy lines.

There were 85,000 of us, captured by a small German unit. Immediately, Germans started separating officers, commissars - political officers, Jews and those who looked like a Jew. I personally saw how over 200 of them were shot. There was nothing to eat but dead horses and raw wheat.

One Russian solder, who fortunately did not know that I was Jewish, told a German solder that I was his commanding. The German solder kicked him hard, saying: “You are a dirty, traitorous pig. Don’t you know what will happen to him?” At night, my driver asked me to join him. We found where the traitor was sleeping. He was a big fellow! I held his feet and the driver strangled the bastard!

After we managed to return, because an order from Stalin - SMERSH detained and questioned all who had been captured by the Germans, and 15,000 of us, including me (probably because as an officer and a Jew I was not killed by Germans) were sent in cattle train cars to Vorkuta, which is situated just north of the Arctic Circle. It was during the winter and it was -50C at the time! I was digging coal in a dark wet mine. People were dying like flies there!

Three months later, many of us were sent to the front again. I was given command of a punishment battalion.

To serve in the punishment battalion was very dangerous! I had 1,200 under my command, almost size of brigade. Soldiers and officers were sent to my battalion for even minor violations – a joke about Stalin or praising German weapons. One of my captains was sentenced to 10 years of imprisonment for telling his dream, in which he was captured by Germans and they gave him wine to drink. Informers, who were working for SMERSH and the NKVD, were everywhere!

Whenever the German army advanced, we were sent to stop them. We were used to break through the lines of defense of the enemy and conduct reconnaissance with a fight, in order to identify the firing points and lines of defense of the enemy. Even now, I can’t believe that a simple Jewish guy like me was able to do it!

I participated in the liberation of Auschwitz, where Jews and Soviet army POWs were held. While approaching Auschwitz, I had no idea that a death camp was in front of us.

Barracks were full of survivors! They did not look like people – just skin and bones! I saw a hole in the ground full of dead bodies.

A bulldozer was next to it and a pile of soil – the Germans did not have time to cover the bodies!

I think some Nazis, who were left behind, had gone mad. In one of the barracks I saw that German guards were still collecting gold teeth from corps. One SS officer was riding a horse, dragging the body of a Jew behind. I gave the order to tie him to the horse by his legs and let the horse run free!

My battalion was under direct command of Marshal Zhukov.

Whenever Marshal Zhukov appeared we knew there was a plan for advancing and attacks against our enemies. We all felt it! Once, he came to our division and saw solders making wide ‘sandals’ that would enable them to cross a swamp.

Zhukov gave an order to cut trees and move tanks across the swamp the same way. We did and won this battle!
I was commanding an infantry division during the battle for the Reichstag.

I reported to Zhukov that we had taken the ground floor of the Reichstag. His reply was: “slowly advancing colonel, very slowly!” I said: “I am sorry comrade marshal, we’ll do better.” I couldn’t argue or give any excuse to him!

I lost many soldiers during the battle of Berlin, where I was injured and was evacuated to a hospital.
I arrived in Australia in 1980 and have an opportunity to participate in several ANZAC parades in Melbourne.

I believe that people need to keep peace. War is horrible, very horrible! I had this experience, and if I survived it must be thanks to God. The war looks nice on TV and in movies, but in reality it is a mess!

I served 17 years in the Soviet Army. I only wish that my children and grandchildren live in peace. We fought to the death for life to triumph!

Steven Shamrak

За Победу - Жизнь!

Рассказ Михаила Белкина

Меня зовут Михаил Белкин. Я родился 23 февраля 1918 года в селе Новополтавка, Николаевской области. Это был в основном еврейский колхоз на юге Украины.

Мой отец был колхозником, а так же он работал бухгалтером на молочном заводе. Он умер молодым, в 48 лет, оставив мою мать с шестью детьми. В детстве я испытал и голод, и холод.

Я не уверен, помню ли я много - мне скоро исполнится 100 лет - но я постараюсь рассказать что смогу. Я был призван в Красную армию в 1937 году. Сначала меня отправили в школу сержантов. После окончания школы, как способного ученика, меня отправили в офицерскую школу в городе Воронеже.

Когда началась война между Советским Союзом и Финляндией в 1939 году, я служил младшим лейтенантом в 104 артиллерийском полку. Я должен признать, что Финляндия была хорошо подготовлена к этой войне. Трудно было захватить их позиции. Я видел один из их дот’ов (долговременная огневая точка). Он был добротно сделан из хорошего бетона, соединен с подземными бункерами - как город! Они могли сидеть там несколько лет, имея запасы продовольствия и воды.

По окончанию войны с Финляндией, мне присвоили звание лейтенанта. Мне повезло - я получил отпуск, и у меня была возможность увидеть мою семью до начала следующей войны!

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз, меня отправили на фронт в 41 артиллерийский полк 96 дивизии. Сначала я служил заместителем командира батареи и быстро стал командиром батареи. Немцы продвигались быстро, легко уничтожая наши танки. На шестой день войны я случайно встретил брата. Он служил в другом подразделении. Я попытался спасти его и предложил перейти в мою батарею. Он сказал: «Я не могу. Если я уйду, меня будут судить и расстреляют”. Позже мне сказали, что он был ранен и убит немцами.
Но, к счастью, он выжил, и я нашел его после войны!

По правде говоря, Красная Армия не была готова к этой войне. Мы думали, что мы будем наступать и сражаться на вражеской территории! Все наши линии обороны, самолеты, танки и запасы находились рядомс западной границей СССР. В первые несколько дней войны немцы уничтожили или захватили их!

Мы отступали, в основном пешком. У нас были пушки, но не было снарядов; винтовоки - без патронов. Пополнение, которое нам прислали – вчерашние школьники! Я лично получил 46 из их. Они не получили никакой военной подготовки и не имели оружия. Им сказали: «Вы возьмете оружие у мертвых немцев». Но они этого cделать не могли - мы отступали! Однажды бомба разорвалась рядом с телегой, в которой я ехал. Один парень потерял руку, моему другу разорвало живот. Нигде не было медиков! Я взял иглу и нитку и зашил его. Я не знаю выжил он или нет...

Я не видел, чтобы немцы ходили пешком - только в грузовиках, автомобилях и на мотоциклах. Мы отступали пешком по грязи или на подводах. Еды было мало!

В начале войны немцы шли как на прогулке - расслабленные и часто не в форме. В то же время, даже во время отступления, наши командиры наказывали солдат за неправильное ношение формы! Только позже мы начали получать aмериканские грузовики, и ели мясо и другую пищу из банок, которые получили из США. Местные жители также давали нам еду. Тогда я не думал, что мы выиграем эту войну. Мы воевали винтовками против пулеметов. Часто наши солдаты собирали и сражались немецким оружием. Вскоре СМЕРШ (смерть шпионам) - подразделения секретной службы, были прикреплены к регулярной армии, они были повсюду. Они убили много наших солдат – тех, кто отступал или даже если не продвигался достаточно быстро!

Получив подкрепление и после кадровoй перестановки, я был назначен командиром штрафного батальона Юго-Западного фронта. Он был сформирован в основном из преступников и штрафников, солдат и офицеров посылали служить в нем в качестве наказания. Немецкая армия все еще быстро продвигалась вперед, и мы были оставлены позади вражеских линий.

Около 85,000 человек, включая мой батальон, было взято в плен небольшим немецким подразделинием. Немцы сразу же стали отделять офицеров, комиссаров, евреев и тех кто выглядел как евреи. Я лично видел, как они расстреляли более 200 человек. Нечего было есть, кроме мертвых лошадей и сырой пшеницы.

Один из наших солдат, который к счастью не знал что я еврей, сказал немецкому солдату, что я его командир. Немецкий солдат силно ударил его, сказав: «Ты грязная, предательская свинья! Разве ты не знаешь, что с ним случится». Ночью мой шoфер разбудил меня. Мы нашли где спал предатель. Он был большим парнем! Я держал его за ноги а шoфер задушил ублюдка!

Когда нам удалось вернуться из плена, по приказу Сталина, СМЕРШ задерживал и допрашивал всех, кто был в плену у немцев - и 15,000 из нас, включая меня, вероятно потому что я был и офицером и евреем, и не был убит немцами. Нас отправили в вагонах для скота, зимой, в Вoркуту - город расположен за Северным Полярным кругом. В то время температура была -50С! Я добывал уголь в темной и сырой шахте. Люди там умирали, как мухи!

Через три месяца, многие из нас снова были отправлены на фронт. Мне дали командование штрафным батальоном. Служить в штрафном батальоне было очень опасно! Под моим командованием было 1,200 человек. Солдаты и офицеры были отправлены в мой батальон за незначительные нарушения: за шутку о Сталине, за похвалу немецкого оружия. Один из моих капитанов был приговорен к 10 годам лишения свободы за рассказ о своем сне, в которой он был захвачен немцами в плен и они дали ему выпить вино. Стукачи – информаторы, которые работали на СМЕРШ и НКВД, были повсюду!

При наступлении немецких войск, нас бросали первыми остановить их. Штрафников посылали на прорыв линий обороны врага и проведение разведки боем, с целью выявления огневых точек и линий обороны противника. Даже сейчас я не могу поверить в то, что простой еврейский парень как я смог это делать.
Я участвовал в освобождении лагеря Освенцим, где находились евреи и cоветские военнопленные.

Продвигаясь в направление Освенцим, я понятия не имел что перед нами находится лагерь смерти. Бараки, полные едва живых людей! Они не выглядели как люди - одна кожа и кости! Я увидел яму заполненную мертвыми телами. Рядом стоял бульдозер и груда земли - немцы не успели засыпать их!

Я думаю, что некоторые фашисты, которые каким-то образом остались в лагере, сошли с ума! В одном из бараков я видел как немецкие охранники все еще собирали золотые зубы с трупов.

Один офицер СС ехал на лошади и тащил тело еврея позади. Я отдал приказ привязать немца к этой лошади и хлестнул её плетью... Каждый раз когда появлялся маршал Жуков, это было признаком, что готовится наступлениe. Мы все это чувствовали! Однажды, он пришел в нашу дивизию и увидел как солдаты делают широкие «сандалии», чтобы пройти через болото. Жуков отдал приказ срубить деревья и пройти тоже через болото танками. Мы выиграли эту битву!

Мы потеряли много солдат в битве за Берлин; где сам я был ранен и эвакуирован!

Мой брат и сестера погибли в Холокосте!

Я приехал в Австралию в 1980 году и участвовал в нескольких ANZAC парадах в Мельбурне.

Я заклинаю людей: “Сохраните мир”. Война ужасна, очень ужасна! У меня был этот опыт, и если я выжил, это должно быть только благодаря Богу. Война выглядит интерестно по телевизору и в кино, но в жизни это ужас! Я служил 17 лет в Советской Армии - я только хочу, чтобы мои дети и внуки жили в мире - мы сражались насмерть, чтобы победила жизнь!

Сергей Шамрак.
Powered by Wild Apricot Membership Software