NCJWA (VIC)


Testimonial Documented By: Oleg Petrenko

Project Co-ordinator: Nellie Khoroshina

Cover Art & Design: Sarah Scharf

Consultant: Rabbi Yossif Nerenberg

Proof-reader: Shelley Dukes

Translated into English by: Oleg Petrenko

There are Different Destinies in a War

Before the war, I lived in the territory of modern Moldova, which back then was a part of Romania. In 1940, the annexation of these lands to the Soviet Union occurred. When I recall those times, the sound of music comes to my head as brass bands were playing in every park in our town. As part of the USSR a lot of opportunities for young people became available: for example, a free tertiary education for everyone. Unfortunately, not many were able to exercise this right—World War II had begun. Either, because I came from a family of carpenters/shipbuilders or by simple coincidence, I was chosen for building things rather than destroying them in this war.

Events from the outbreak of the war were developing rapidly. Since I was already over the enlistment age, I was immediately mobilised to the Soviet Army and joined a military unit that was retreating to the city of Rostov. Shortly afterwards, we were allocated to a reserve division, organised for the training of new recruits. After taking the military oath, we started learning explosives and mine clearance. This kind of sophisticated training was accompanied by intense involvement of personnel in the construction of pontoon bridges and crossings.
My war did not go from one famous battle to another, such as Moscow, Stalingrad, Kursk and so on. Our Motorized Pontoon-Bridge Battalion “Pisaneschi” was advancing from one crossing to another and from building of a bridge to detonating sometimes the same bridge. Moving this way, we passed the whole territory of the Crimea followed by Kuban and Caucasus. We were deployed to Romania then to Finland (there were still traces of the terrible war of 1939) and finally came to Norway, where we eventually took part in one of the great battles of World War II.

The Norwegian event, which military historians call the “Petsamo-Kirkenes Operation”, took place in extremely difficult conditions with heavy losses to personnel. While retreating to Kirkenes, the enemy was constantly destroying the roads and setting up a variety of road blocks and barriers.

The way to Kirkenes was loaded with mines and a suspension bridge over the fjord was blown up.
The fighting for Norway required cooperation from multiple divisions of the Soviet Army and competent use of military equipment. The battle involved participation of ground troops (which were under the command of the namesake of the legendary Marshal of the Victory, Major General Georgiy Andreevich Zhukov), Marine Corps’ Units, Navy and our engineering troops. The local anti-Nazi resistance groups, Norwegian Partisans, also gave us a great deal of help. They knew the terrain very well and repeatedly went to sea on their motorboats and fishing boats, rescuing our sailors and marines who were trapped in the freezing Norwegian waters of that cold month of October, 1944.
After the liberation of Norway from the Nazi occupation, we were transferred to Russia’s Far East, to city of Blagoveshchensk. We rested and reorganised for a few months, and then faced a new serious opponent–the Kwantung Army. The Japanese fought with a fanatical dedication: I personally saw bodies of the enemy soldiers, with opened up bellies, from committing a ritual suicide --“harakiri”.

Our division finished the war in the well-known city of Harbin, China where we met many Russian immigrants, living there since the civil war of 1917- 1921.

In Australia, my military service in World War II is well recognized. I have been awarded an anniversary Australian medal for contribution to the victory over Japan, the heaviness of that battle, which the Australians experienced for themselves. My pension comes from the Department of Veteran Affairs and I receive regular visits from the Returned Services League of Australia. What else to say...My son lives in Canada, as well as my two grandchildren and two great-grandchildren. Unfortunately, my wife passed away recently. I’m all alone even though my comrades, who still manage to stay on their feet, pay occasional visits.

I live in Montefiore Home where I am supported by the whole Jewish Community of Melbourne and my faith keeps me strong.

A very few of us left on this earth...I pray for all of them and I believe their legacy is peace and freedom that we all enjoy today and will continue to enjoy in the future.

На Войне Бывают Разные Судьбы

Тойва Левит

До войны я проживал на территории современной Молдавии, тогда, правда, принадлежащей Румынии. В 1940 году, произошло присоединение этих земель к Советскому Союзу; хорошо помню связанные с этим звуки музыки–-в городке, почти целый год, играл духовой оркестр. Кроме развлечений, для молодёжи появились и другие возможности–например, бесплатное обучение в высших учебных заведениях. Увы, этим правом, многие воспользоваться не успели -началась война.

Вообще то, я сам--из семьи потомственных плотников –корабелов, и не знаю, из за этого ли, или по простому совпадению, но в войну мне довелось много строить, а не разрушать.

События с началом военных действий развивались быстро. На тот момент, я уже был призывного возраста и сразу попал в часть, отступавшую к Ростову. Нас отвели в резерв и стали обучать минно-подрывному делу, а затем и возведению понтонных мостов и переправ. Вскоре мы приняли присягу и включились в боевую подготовку по полной. Было непросто, так как до войны я даже русского языка то не знал–учился в Румынской школе. Помню неловкий момент связанный с принятием присяги; в части, у меня было много земляков и текст присяги нам переводили на молдавский и мы вместе, вслед за командиром части, хором, по-русски, после каждого параграфа, повторяли: “Клянусь, клянусь, клянусь”. По ходу нас учили русскому языку и активно преподавали военные дисциплины. Освоили, что было возможным, и отправились воевать.
Моя война не шла, как у многих, от одной большой битве к другой–(как говорили тогда–десять Сталинских ударов)–Москва, Сталинград, Курск и так далее. Наш отдельный моторизованный понтонно-мостовой батальон, в 44 году названный Печенгским батальоном, войну прошёл, передвигаясь от одной переправы к другой, от возведения моста до ,увы–его же подрыва, и так–по всей территории Крыма, Кубани и Кавказа. Потом мы оказались в Румынии, затем на территории Финляндии(там всё ещё находили следы страшной войны 39 года), и наконец – в Норвегии, где и попали в историю больших сражений Второй Мировой Войны.

Норвежские события, которые сейчас военные историки называют Петсамо-Киркенесской операцией,проходили в крайне тяжёлых условиях, с большими потерями личного состава. Отходя к Киркенесу, противник во все больших масштабах применял различные заграждения и производил всевозможные разрушения на дорогах. Путь на Киркенес был заминирован, а подвесной мост через фьорд взорван.

В боях за Норвегию понадобилось взаимодействие многих родов войски , грамотное использование техники. В сражениях участвовали как наземные части, под командованием однофамильца легендарного маршала победы–Генерал–Майора Георгия Андреевича Жукова, так и части морской пехоты, военно-морского флота, и наших–инженерных войск. Большую помощь нам оказали силы местного сопротивления - норвежские партизаны, прекрасно знавшие местность ,неоднократно выходившие в море на мотоботах и рыбачьих лодках, для спасения моряков и десантников, оказавшихся в хоть и в незамерзающей, но всёж по октябрьскому холодной, Норвежской воде.
После освобождения Норвегии (где батальон и получил почётное звание Печенгский), нас перевели на Дальний Восток, в город Благовещенск, где мы отдыхали и переформировывались несколько месяцев, чтоб потом встретиться с не менее серьёзным противником–-Квантунской Армией. Японцы воевали с фанатической самоотверженностью–-сам лично видел их трупы, с распоротыми животами, от совершенных харакири. Но закончилась и эта битва, и наша часть оказалась во всем известном Харбине, где нам довелось увидеть множество русских иммигрантов, ещё времён гражданской войны. Вообще то, хотя и выглядит мой рассказ буднично и незатейливо, многое интересное, хоть и жуткое, довелось увидеть и пережить.

Был ранен осколками в обе ноги, но считай легко отделался–это было единственное серьёзное ранение за все пять лет–с 1941 по 1946. Получил два ордена Отечественной Войны и , множество медалей, включая медаль “За Боевые Заслуги”, медаль “За Победу над Германией”, и “За Победу на Японией”. После войны, на которой погибла вся моя семья, вернулся в родные края, устроился работать плотником, и так и трудился , по профессии, вплоть до своего отьезда в Австралию, в 1993 году.

Здесь мои военные заслуги полностью признаны–даже присвоен послевоенный Австралийский орден ,за вклад в победу над Японией, тяжесть битвы с которой, австралийцы очень хорошо почувствовали на себе. Получаю пенсию от Департемента Ветеранов Войны и постоянное внимание от австралийского общества ветеранов войны.

Мой сын живёт в Канаде, там же проживают двое моих внуков; двое правнуков--тоже там. Супруга моя, к сожалению, недавно умерла, и я здесь совсем один, хотя боевые товарищи--те, кто ещё на ногах, меня не забывают.

Я молюсь–за всех. Нас так мало осталось на этой земле...
Powered by Wild Apricot Membership Software